Архиепископ Никанор (Бровкович) и протоиерей Федор Дмитровский: казанско-уфимский философский контекст отношений

 

А.П. Соловьев

 

Федор Алексеевич Дмитровский (1848–1911) родился 5 июня 1848 года в селе Палицы Лысковской волости Княгининского уезда Нижегородской губернии в семье приходского священника. В августе 1870 года он был отправлен на казенный счет в Казанскую духовную академию. Дмитровский поступил на церковно-историческое отделение с практическо-специальным слушанием лекций по основному богословию, психологии, истории философии и педагогике. По окончании курса он был удостоен степени кандидата богословия.

Надо отметить, что выпуск КазДА 1874 года был действительно выдающимся. Однокурсниками Дмитровского были:

Адоратский Петр Степанович – в последующем епископ Оренбургский Николай

Асташевский Николай Петрович – в последующем митрополит Новосибирский Никифор

Каменский Никифор Тимофеевич – в последующем архиепископ Казанский Никанор

Зефиров Евгений Андреевич – инспектор Уфимской духовной семинарии

Невзоров Николай Кесариевич – писатель, директор 7-й гимназии СПб

Во многом (если не по преимуществу) на весь этот выпуск оказал влияние ректор академии – архимандрит Никанор (Бровкович) – доктор богословия, автор первой в истории России философской системы, выдающийся проповедник, в последующем епископ Уфимский, архиепископ Одесский, автор трехтомного философского трактата «Позитивная философия и сверхчувственное бытие». Именно в Казани впервые пересеклись жизненные пути владыки Никанора (Бровковича) и Федора Алексеевича Дмитровского. Именно на этом курсе ректор Никанор читал основное и догматическое богословие.

И, по всей видимости, именно этому курсу и было им задано сочинение на тему «Можно ли позитивным философским методом доказывать бытие сверхчувственного – Бога, бессмертия души?» Речь шла именно о философии позитивизма, то есть Конта, Спенсера, Милля и других мыслителей данного направления, чья популярность в России того времени быстро росла. А вместе с этим направлением усиливалась и характерная для позитивизма идея несовместимости веры и научного знания. Цель, которую поставил перед студентами ректор-философ, по сути, заключалась в том, чтобы использовать позитивисткую установку на исключительную достоверность эмпирического знания для того, чтобы показать нелогичность отрицания сверхчувственного позитивистами. То есть само название сочинения предполагало не просто полное опровержение позитивизма, но – демонстрацию того, что, используя позитивистский подход, можно показать односторонность и предвзятость выводов позитивистов.

Как отмечает биограф владыки Никанора, с этим сочинением студенты не справились, и ректор сам написал его и опубликовал в журнале КазДА «Православный собеседник». Данная статья в дальнейшем стала основой его трехтомного философского трактата. Как установил наш текстологический анализ, эта статья вошла в качестве первой части полностью в первый том «Позитивной философии и сверхчувственного бытия». Более того – в архиве архиеп. Никанора в Госархиве Одесской области обнаружен черновик рукописи данного текста, который представляет собой часть лекционного материала по курсу основного богословия.

И что действительно важно – именно в этом тексте владыка Никанор впервые масштабно применяет свой основной метод критики, который заключается не в огульном отрицании позитивизма, а состоит в выявлении внутренних его противоречий, в обнаружении односторонности и непоследовательности внутренней логики критикуемого учения.

Этот подход будет позже однажды еще раз разъяснен владыкой Никанором в Уфе, в присутствии своих бывших учеников, среди которых в этом событии центральное место занимал именно Дмитровский.

По окончании курса академии 8 июля 1874 года Федор Алексеевич был определен преподавателем психологии, обзора философских учений и педагогики Уфимской духовной семинарии. Надо отметить тот факт, что в 1879 году работа Дмитровского «Очерк дидактики по программе для духовных семинарий» была опубликована в качестве прибавления к № 15 «Уфимских епархиальных ведомостей». Это произошло именно в то время, когда уфимским архиереем был владыка Никанор (Бровкович).

29 июля 1883 года указом Святейшего Синода Дмитровский назначен ректором новооткрываемой духовной семинарии в Оренбурге с возведением в сан протоиерея. Указ привел в исполнение Уфимский епископ Никанор 16 августа в Спасской церкви г. Уфы. Однокашник Дмитровского – инспектор Уфимской семинарии Зефиров в своих заметках о владыке Никаноре об этом событии оставил следующий рассказ:

«Преподаватель философских наук в семинарии Д<митровский> был назначен на должность ректора в только что отстроенную тогда и открытую Оренбургскую семинарию, в 1883 году. По рукоположении во священника и возведения в сан протоиерея он пригласил преосвящ. Никанора и всех служащих с ним духовных особ на обед, в числе гостей были и все преподаватели семинарии и из посторонних известный лингвист и врач, человек близкий к преосвященному, Н. Ал. Гурвич. Преосвященный не любил сидеть молча за столом. Он всегда в подобных случаях давал известный тон и общую тему для разговора. Так как виновник домашнего торжества был здесь преподаватель философских наук, а присутствующие все были народ интеллигентный и нечто смысливший по философским наукам, то он и завел речь о философах древних и новых, о философии бессознательного, о Гегеле и проч. Завязалась очень оживленная беседа, и преосвящ. Никанор был весьма доволен тем, что вызвал горячие дебаты. Это ему нравилось. После долгих споров И. В. Л<юбимов> громко заявил, что “все философы страдали умственным косоглазием” – выражение только что родилось за обедом и удивило всех новизною и оригинальностью сочетания слов. Все обратились за разъяснением к Л<юбимову>, что значит это выражение и что хочет он им сказать, но из объяснений его никто ничего не понял… Здесь вступился сам преосвященный и разъяснил Н.А.Г., что умственное косоглазие у философов действительно есть и происходит оно от неправильного одностороннего воззрения их на предмет и отсюда неправильного умозаключения и представления о самом предмете и т.д. Обед кончился. Преосвященный вполне довольный отбыл в свои покои. Но оставшиеся гости еще долго спорили об умственном косоглазии…» (Зефиров Е.А. Мои воспоминания о преосвященном Никаноре за время его пребывания на Уфимской кафедре (1877-1884 гг.) // Странник. 1893. Т. 3.Сентябрь. С. 130–131).

Видимо эта методологическая позиция обнаружения «умственного косоглазия» у отдельных философов, которую сформулировал владыка Никанор, как с научной, так и с педагогической точки зрения показала свою эффективность. Главным ее достоинством является конструктивность, поскольку эта методология предполагает исследование имманентной логики того или иного философского учения. Это позволяет проследить насколько последовательно автор того или иного философского учения развивает его, следуя своим исходным посылкам. Можно предположить, что владыка Никанор как наставник именно благодаря такому подходу и смог привить студентам интерес к философии. И именно философию в Уфе, а потом в Оренбурге, преподавал ученик владыки Никанора Федор Алексеевич Дмитровский.

 
Страницы ( 1 из 2 ): 1 2Следующая »