Доклад первого проректора Казанской православной духовной семинарии игумена Евфимия (Моисеева) на XV ежегодной международной научно-практической конференции «Богословие и светские науки: традиционные и новые взаимосвязи» 19-21 ноября 2015г.

Формирование богословских интересов свт. Феофана Затворника в период получения начального и среднего образования
(по материалам летописи жизни и служения свт. Феофана Затворника)

До сих пор период становления богословских взглядов свт. Феофана Затворника изучен не достаточно подробно. Между тем очевидно, что обучение будущего святителя в духовных школах – наряду с природными талантами и особой духовной одаренностью – дало мощный импульс для его развития как богослова и духовного писателя и положило прочную основу для его богословских взглядов. О духовном образовании – особенно первой половины XIX столетия написано немало критического, однако следует признать: если бы в жизни епископа Феофана не было периода обучения в духовных школах вряд ли бы его таланты и дарования, благодаря которым он поднялся на высоту учителя Русской Церкви, раскрылись бы в полной мере.

 Домашнее обучение

 По традиции той эпохи начатки своих богословских познаний юный Георгий Говоров, или как его любя называли домашние «Егорушка», получил в семье. Племянник святителя И.А. Крутиков в своих воспоминаниях дает довольно интересную характеристику домашнего обучения: «Просто и немногосложно было первоначальное домашнее обучение в первой четверти XIX века; <…> учили читать и писать по гражданской и в то же время церковной печати, — учили по буквосослагательному способу, начиная от исчисления букв, слогов, слов и переходя, наконец, к чтению Часовника[1] и Псалтири… Указанная метода давала возможность самим родителям и близким родным начинать обучение, а это — ничем не заменимое благо. Когда отец или мать обучают, способности ребенка более правильно и постепенно раскрываются и нередко под руководством благочестивой матери или доброй родственницы уязвляются любовью к Матери-Церкви. Это счастье выпало и на долю Егора Васильевича».[2]

 Профессор Владимирской духовной семинарии протоиерей Николай Флоринский[3] в своих воспоминаниях писал, что «своим от юности высоко-благочестивым настроением преосвященный Феофан был обязан — при Божией благодати — благочестивым и просвещенным своим родителям. Он неоднократно о их благочестии воспоминал в разговорах, касавшихся христианского воспитания детей. Особенно благодарно вспоминал он о своей родительнице. “Матушка наша, — говорил епископ, — знала так хорошо Четьи-Минеи, что и богословам не уступала. Когда батюшке, по делам приходского пастырства, было некогда заняться с детьми, она нам рассказывала о житиях святых, либо прямо оные вслух нам читала по книге”. При сем воспоминании о матери у епископа лицо просветлялось радостию, и он, с глубоким чувством благодарности к матери своей, восклицал в восторге:  “О какая славная была наша матушка! Царство ей Небесное! Мы в семилетнем возрасте еще научились от нее христианскому богословию”».[4]

Домашнее обучение будущего святителя шло успешно. Он очень быстро выучивал свои уроки и умел хорошо отвечать. К семи годам он уже был научен грамоте. Отец был доволен успехами сына и ставил его в пример другим своим детям, которые не отличались такими способностями.

Важное свидетельство о влиянии семьи на формирование личности и духовного облика  святителя дает Н.А. Крутиков: «Ничего нет … удивительного, если у преосвященного Феофана еще от юности сохранились некоторые особенности его духовного настроения: его замечательная обходительность со всеми, добродушие, приятный юмор и особенное внимание к нуждам других. Говоровы вполне оправдывали свою фамилию: они, действительно, были большие говоруны. Из всей своей фамилии эту родовую черту ума и слова в лучшей форме отобразил в себе преосвященный Феофан. Для него разговор был душою его жизни. Владыка, по-видимому, как бы даже стеснялся что-либо в сухой строго систематической форме излагать. Он любил и с замечательным искусством умел передавать свои нажитые религиозные убеждения простым разговорным языком. Вот почему господствующей и, можно сказать, почти исключительной литературной формой выражения его мыслей служит, как известно, письмо. Не только гомилеты, но и вообще ценители русского словесного искусства, независимо от содержания многочисленных творений преосвященного Феофана, должны по времени обратить внимание и на самый их язык. В этом последнем много встречается особенностей: лаконизм и сопоставление слов для другого кого совершенно непозволительное».[5]

Ливенское духовное училище

В возрасте десяти лет – в 1825 году – Георгий Говоров был отдан в духовное училище в Ливнах – уездном городе Орловской губернии, располагавшемся в 28 верстах от Чернавска – родины святителя. Следует сказать, что в 20-е годы XIX столетия духовное образование развивалось достаточно интенсивно. Вот как пишет об этом племянник свт. Феофана И.А. Крутиков: «Преосвященный Феофан родился вскоре после достопамятной и поучительной эпохи 1812 г., когда русские, сознав свои ошибки и внемля урокам этой эпохи, занялись исправлением своих недостатков, когда на духовное просвещение, как на источник этого исцеления, обращено было большое внимание, когда выработан был новый устав духовных училищ, когда на ниве духовного образования работали Филарет, митрополит Московский[6], Иннокентий Пензенский[7], и готовились работать следующие учители: Иннокентий Одесский[8] и Димитрий Муретов[9] и под. Словом сказать: родился в то время, когда можно было получить основательное богословское образование, нужду и необходимость которого все сознавали».[10]

Ливенское четырехклассное духовное училище было открыто в 1817 г. По Уставу 1814 г., духовные училища предназначались «для первоначального образования и подготовления детей к служению Православной Церкви». Первый год обучения был подготовительный. В последующие четыре года воспитанники изучали Закон Божий, русский язык, арифметику, пение, греческий и латинский языки, географию. Дети из духовного сословия принимались в училища бесплатно. Смотрителем Ливенского училища в то время был протоиерей Иоанн Скрябин[11].

Во время учебы в Ливнах Егор Говоров жил у одного из своих дальних родственников, преподавателя училища Ивана Васильевича Петина[12]. Об этом позаботился его отец, который стремился оградить сына от дурных влияний старшекурсников, справедливо опасаясь что резвый характер Георгия может отвлекать его от учебы.

 
Страницы ( 1 из 6 ): 1 23 ... 6Следующая »