В Казани Духовая Академия была вновь открыта в 1842 году, когда была осознана потребность в наличии высшего духовного учреждения, которое бы занималось подготовкой кадров для осуществления миссионерской деятельности среди местного населения. Сразу же после открытия перед Учебным Комитетом Академии встал вопрос о том, как и в каком соотношении на академическом курсе должны быть представлены светские и церковные предметы. Так как Духовные Академии XVII-XVIII вв. готовили научные кадры не только для Церкви, но и для государственной службы, поэтому воспитанникам преподавалось общее образование. С учреждением и развитием светских учебных заведений духовно-учебные заведения, в том числе и Академии, должны были сделаться специальными заведениями для “образования благочестивых и просвещенных служителей Слова Божия”. Реформа духовного образования 1814 года не привела к полному преобразованию Духовных Академий в специальные духовные заведения. В 1860-х годах вопрос об изменении учебной программы вновь был поднят. Академический курс был разделен на три факультета: богословско-теоретический, исторический и философский. В 1884 году учебный план был вновь пересмотрен. Большинство богословских предметов стали общеобязательными, а к специальным были отнесены лишь немногие из наук богословских и общеобразовательных, с разделением их на два отделения. На последнем четвертом курсе академии преподавалось вдвое меньше лекций в сравнении с другими курсами для того, чтобы у студентов было больше свободного времени для написания курсовых работ и подготовке к лекциям.

Отличительной особенностью Казанской Духовной Академии было наличие еще и миссионерского отделения, на котором преподавались инородческие языки, этнография, вероучение инородцев и миссионерская педагогика.

Duhovnaya-akademiya1 78361458333

Метод преподавания богословских наук в Казанской Академии до половины 1850 годов сводился к тому, что до 1850-х годов отдавался приоритет теоретико-риторическому направлению. Благодаря этому методу у некоторых менее способных богословов лекции по богословию носили такой смешанный характер, что по своему содержанию могли быть отнесены сразу к нескольким богословским наукам. Введение миссионерских предметов преподавания в 1854 году открыло перед студентами новое обширное поприще увлекательных занятий исторического и этнографического характера. Прибытие в Академию Соловецкой библиотеки доставило новый обильный материал для изучения русской церковной и гражданской истории. По распоряжению ректора студенты были приглашены описывать сборники и другие рукописи Соловецкой библиотеки, составляли реестры их содержания и, увлекшись ими, тут же прочитывали то, что казалось им интересным. Этот простой факт близкого соприкосновения студентов с архивным материалом повлиял на возникновение среди студентов интереса к историческому знанию.

Исторический метод преподавания богословских наук получил положительную санкцию в уставе 1869 года, где предписывалось преподавание догматического богословия с историческим изложением догматов.

Преподавание в Академиях осуществлялось по конспектам, утвержденным начальством. По уставу 1814 года профессор при открытии каждого курса должен был представить конспект и время, которое отводилось для преподавания данного предмета. Конспект подавался ректору, а последним, по исправлении, — Правлению Академии на утверждение. Подлинные профессорские конспекты оставались в академическом Правлении на хранении, а профессору выдавалась для руководства копия с представленного им конспекта, утвержденного Правлением. Кроме того, посылалась копия со всех конспектов в комиссию духовных училищ для сведения. В конспектах профессоры указывали авторов или учебные книги, которым они следовали в своих лекциях. Конспекты преподавания и учебные руководства, одобренные комиссией духовных училищ и разосланные по Академиям, имели значение руководственное. Но в то же время они не исключали произвольный отход лектора от изложенного материала. Со времени действия устава 1869 года потеряли свою силу прежние распоряжения духовно-учебного управления об учебных пособиях в Академиях. Выбор учебных руководств с тех пор предоставлен профессорам.

В Казанской Духовной Академии было создано большое количество учебных руководств и пособий, которые были одобрены высшим духовно-училищным начальством и использовались во многих духовных учреждениях. Прежде всего, следует отметить труд профессора И.Я. Порфирьева “История русской словесности”, два раза удостоенный премии митрополита Макария и принятый с уважением знатоками как светской, так и духовной литературы; П.В. Знаменского “Руководство к Русской церковной истории”, представляющее из себя краткий, но связаный и осмысленный очерк предмета, также удостоенный премии митрополита Макария, а во втором издании он был одобрен в качестве пособия наставникам и воспитанникам семинарий; Н.И. Ивановского “Руководство по истории и обличению старообрядческого раскола с присовокуплением сведений о сектах рационалистических и мистических”. Следует также упомянуть о “Кратком курсе церковного права” профессора И.С. Бердникова, пред назначенном для руководства в приготовлении к экзаменам студентов Университета – юристов, но могущем оказать помощь и студентам Академии. Этот труд был удостоен неполной премии митрополита Макария.

Значительнейший вклад в русскую богословскую науку был внесен В. Несмеловым при написании им обширной работы, известной под названием “Наука о человеке”.

При Академии выпускался богословский журнал “Православный Собеседник”, благодаря которому российская общественность могла знакомиться с новейшими исследованиями церковных деятелей и с современной жизнью Церкви.

albom.jpg sm 95194212963

Быт студентов Казанской Духовной Академии регламентировался строгим распорядком. В будничные дни студенты вставали в семь часов утра, в половине восьмого совершалось утреннее молитвенное правило. В девять часов начинались занятия, которые продолжались до двух часов дня. В два часа совершался обед; с трех часов до шести у воспитанников было свободное время; с шести до девяти время отводилось на самоподготовку. В девять часов студенты ужинали, после чего совершались вечерние молитвы. До двенадцати часов все укладывались спать, после двенадцати свет в студенческих помещениях должен быть потушен. В воскресные и праздничные дни все воспитанники присутствовали на богослужении. Студенты соблюдали посты, а в первую и страстную седмицы Великого поста говели и приобщались Святых Таин. Студенты должны были держать себя “дружелюбно и предупредительно в отношениях к своим товарищам; посему не дозволяют себе действий, которые могут быть стеснительны для товарищей, каковы, например: шум, пение, крики, музыка во время занятых часов; благообразное и благочинное пение, музыка, а также и гимнастические упражнения в академическом саду” дозволялись в свободное от занятий время. Особенно не могли быть терпимы шумные и пьяные компании. “Отлучки студентов из казенного общежития в учебные дни, хотя бы во время, свободное от учебных занятий, а равно и в праздничные, но не вакационные дни отнюдь не должны быть разрешаемы далее одиннадцати или двенадцати часов ночи. Увольнения на ночь могут быть дозволяемы только по особо уважительным причинам, не иначе как с разрешения ректора”. В каникулярное время с 15 июня до 15 августа, с 22 декабря по 7 января и на Пасхальную неделю студенты имели право на отъезд домой. “Неопустительное посещение лекций составляет безусловную обязанность студентов, в исполнении которой произвол и свобода не должны быть терпимы”. Чтение книг и периодических изданий студентами должно было употребляться для более полного изучения преподаваемых наук и к духовно-умственному обогащению, а не к праздному или даже вредному препровождению времени. Поэтому литература “сомнительного содержания” не должна была быть в обращении у студентов.

Для вразумления и пресечения нарушений, совершаемых студентами, в Академии был разработан ряд прещений, которые сводились к следующему: “Меры и взыскания за нарушение студентами установленных правил могут быть низшие и высшие. К первым относятся:

  • замечания помощника инспектора;
  • внушение и замечание инспектора;
  • лишение или сокращение отпуска из общежития;
  • выговор ректора;
  • выговор в присутствии Правления.

Ко вторым принадлежат:

  • понижение в годичном списке по успехам и поведению;
  • лишение казенного содержания или частной стипендии;
  • увольнение на год из Академии, с правом поступить в другое высшее учебное заведение вне г. Казани;
  • увольнение на один год с тем, чтобы не принимать ни в Казанскую Академию, ни в какое либо другое учебное заведение;
  •  
    Страницы ( 2 из 3 ): « Предыдущая1 2 3Следующая »