исключение из Академии с тем, чтобы в течение трех лет не принимать в другие учебные заведения, и притом не иначе, как под ответственностью начальства учебного заведения, которое решится принять исключенного, и с разрешения главного управления того ведомства, к коему учебное заведение принадлежит;
  • совершенное исключение из Академии”.
  • Революционные события 1917 года явились катастрофой для духовного образования в России. По богословским школам удар был нанесен уже на самом раннем этапе борьбы с Церковью декретом Совнаркома “Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви”: “Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается”. Церковным и религиозным обществам запрещалось владеть собственностью, поэтому духовные школы, существовавшие на средства Святейшего Синода, практически теряли финансовую основу, а специальные богословские школы могли создаваться только заново, без предоставления им денежных средств и без права пользоваться учебными помещениями прежних академий, семинарий и духовных училищ, которые подлежали конфискации. Высшее церковное управление своим указом от 1 ноября 1918 года вынуждено было констатировать, что не располагает средствами для содержания духовных учебных заведений. Однако профессура духовных академий предпринимала попытки в той или иной форме сохранить православные школы.

    Перед угрозой прекращения существования Казанской Духовной Академии ее совет, испросив благословение священноначалия, готов был к тому, чтобы преобразоваться в богословский факультет Казанского университета. 20 апреля 1918 года профессор К. В. Харлампович писал Н. Н. Глубоковскому, что “Луначарский стоит на непримиримой позиции и не допустит государственных богословских факультетов. Везде горе, мрак и позор, и просвета нигде не видно”. Как и в Петрограде, большевистские власти не допустили слияния Казанской Академии с университетом, и положение ее ухудшалось с каждым днем. О состоянии, в котором она оказалась к началу 1919 года, пишет ее последний ректор, епископ Чистопольский Анатолий (Грисюк) все тому же профессору Н.Н. Глубоковскому: “Библиотека в наших руках и взята под свою защиту архивной комиссией. Половина наличных студентов (человек 20) и Ваш покорный слуга, а равно и канцелярия, помещаются в здании академическом. В главном здании заразный госпиталь, почему пришлось отказаться даже от академической церкви и перейти в приходскую. Треть корпорации находится по ту сторону фронта, а трое в Москве. Остальные профессора почти все служат на советской службе и сравнительно немногие на епархиальной или совмещают должности в академии”. В марте 1921 года двадцать преподавателей Академии во главе с ректором, епископом Чистопольским Анатолием (Грисюком) были арестованы за нарушение декрета об отделении Церкви от государства. Епископа Анатолия этапировали из Казани в Москву и заключили в Бутырскую тюрьму, остальных преподавателей освободили, приговорив к одному году концлагеря условно. И уже в ноябре академическая корпорация организовала Богословский институт во главе с профессором Казанской Академии протоиереем Николаем Васильевичем Петровым и его помощником архимандритом Варсонофием (Лузиным). Коллегия Татарского Наркомпроса зарегистрировала институт, но просуществовал он менее года.

    С падением коммунистического режима вновь стал вопрос о создании духовной школы в Казанском крае. К 1997 году для этой цели Казанским Епархиальным Управлением было подготовлено новое здание, где абитуриенты, сдав вступительные экзамены, составили первый курс открывшегося Казанского Духовного Училища. Открытие Духовной школы совпало с первым в истории посещением града Казани первоиерархом русской Церкви святейшим Алексием II Патриархом Московским и всея Руси. Патриарх Алексий, благословив воспитанников, преподал архипастырское напутствие и наставление. 17 июля 1998 года Казанское Духовное Училище по прошению ректора Анастасия Архиепископа Казанского и Татарстанского (ныне — митрополита), и председателя Учебного Комитета Евгения, епископа Верейского, решением Священного Синода было преобразовано в Семинарию. Определением Священного Синода от 19 июля 1999 года был принят единый устав Духовных Семинарий, в связи с которым Казанская Духовная Семинария прошла регистрацию, получив статус юридического лица и регистрационное свидетельство от 28 декабря 1999 года. Весной 2000 г. Семинарию посетила специальная лицензионная комиссия Министерства Образования РФ, в результате чего Казанская Духовная Семинария имеет лицензию на право ведения образовательной деятельности в сфере религиозного образования № 24-0137 от 20 апреля 2000 г.

    Учебный план Казанской Духовной Семинарии предполагает преподавание не только богословских дисциплин, но еще и светских, которые являются необходимыми для получения любого высшего гуманитарного образования и без знакомства с которыми затруднительно осуществить миссионерское служение в современном обществе. Семинария обладает ценным сокровищем – обширной библиотекой, в которой основную часть составляют чудом сохранившиеся книги из фундаментального и студенческого фондов бывшей Казанской Духовной Академии, а также из других учебных духовных заведений города Казани — Высших Миссионерских Курсов, Женского Епархиального Училища и других.

    Список использованной литературы:

    1. Протоиерей Владислав Цыпин. История русской церкви: книга XIX 1917-1997. – М., 1997. – С. 616.
    2. Сосуд избранный. История российских духовных школ. 1882-1932. – СПб., 1994. – С. 259.
    3. Журнал №58 Заседания Священного Синода РПЦ.
     
    Страницы ( 3 из 3 ): « Предыдущая12 3