Толерантность как базовый принцип реализации прав человека в межнациональных и межконфессионалных отношениях

Выступление первого проректора Казанской духовной семинарии на заседании круглого стола на тему «Межнациональное и межконфессиональное согласие как залог успешного развития Республики Татарстан», прошедшего 11 августа 2016 года в Болгарском музее-заповеднике.

 

Сегодня, практически ни одно выступление официального представителя государства, касающееся межконфессиональных и межнациональных отношений, не обходится без упоминания о толерантности. Так, президент Российской Федерации В.В. Путин, поздравляя 24 мая 2016 года Патриарха Кирилла с днем тезоименитства, писал: «На протяжении многих лет Ваше мудрое пастырское слово поддерживает людей, учит добру, милосердию и толерантности, помогает обрести веру». Таким образом, в президентском поздравлении толерантность указана как один из основных принципов деятельности религиозного лидера – наряду с добром и милосердием.

Очевидно, что в этом случае под толерантностью понимается как уважение к иным религиозным взглядам и мировоззреннческим установкам, так и вообще принятие другой личности во всей полноте ее идентичности: пол, возраст, национальность, религия, культура, традиции и т.д.

Несомненно, что подобным образом понимаемая толерантность является важнейшим принципом построения гражданского общества, которое мыслится как общность свободных граждан, объединенных на основе общих ценностей. Эти ценности часто именуют общечеловеческими, хотя, на мой взгляд, точнее было бы называть их гражданскими или общегражданскими, поскольку весь ход развития человечества свидетельствует как раз о том, что как раз-таки единых, универсальных вообще для всех людей принципов не существует и можно говорить только о более или менее единых мировоззренческих принципах в пределах одной цивилизации.

Как бы то ни было, очевидным является тот факт, что невозможно в полной мере уважительно относиться к носителю иного мировоззрения, иной традиции и культуры, без уважительного отношения к своей собственной духовной и культурной традиции, без ее глубокого знания и понимания, и конечно же, без своей четко выраженной и уясненной духовной, национальной и культурной идеи. Таким образом, толерантность в положительном смысле этого слова можно определить как проекцию своего мировоззрения вовне: мы (государство, общество, личность) уважительно и терпимо – толерантно – относимся к носителям иных мировоззрений, религиозных взглядов, культур и цивилизаций до тех пор пока, эти иные мировоззрения не представляют угрозы для нашей собственной духовной, этической и культурной традиции – иными словами не посягают на наш идентификационный суверенитет.

В то же время следует признать, что у понятия «толерантность» существует и ряд отрицательных значений, появившихся в период бытования этого термина в российском социальном и политическом лексиконе. Термин «толерантность» вошел в российский политический обиход относительно недавно – в конце 1980-х гг. прошлого века на волне «перестройки». Толерантность в то время была символом «нового мышления», которое предполагало открытость ко всему новому, и противопоставлялась идеологическому догматизму, или мировоззрению, основанному на коммунистической идеологии и предполагавшему господство идеологических штампов и клише.

Даже самый беглый обзор значений, в которых употребляется слово «толерантность» в наше время, показывает, что среди них присутствуют далеко не только те, которые имеют положительную коннотацию. В целом ряде выступлений отечественных религиозных деятелей, а также в работах ученых-гуманитариев – прежде всего, политологов и социологов, слово «толерантность» часто употребляется отнюдь не в позитивном смысле. Этим термином скорее обозначается равнодушие носителей секулярного мировоззрения по отношению к тем, кто исповедует взгляды, отличные от подобного догматического секуляризма, и особенно религиозные взгляды. Часто под толерантностью понимается фактический  отказ от традиционных ценностей, отход от испокон веков присущих народам России моральных установок, насаждение чуждых нравственных принципов. Неслучайно, например, пресловутые гей-парады часто именуют парадами толерантности.

Так, Патриарх Кирилл, в ходе заседания президиума Межрелигиозного совета СНГ в Ереване 28 ноября 2011 года, заявил буквально следующее: «слово «толерантность» описывает промежуточный этап в развитии межрелигиозных отношений. Толерантность – это пройденный путь, это реальность, которая осталась за нашей спиной. Толерантность предполагает соблюдение государственных законов, их ненарушение со стороны этнических и религиозных общин в условиях межрелигиозного и многонационального общества, но при этом толерантность не несет в себе положительного заряда. Толерантность в переводе на русский язык означает терпимость, но терпеть можно и сжав зубы. Толерантность может предполагать безразличие по отношению друг ко другу, отсутствие сотрудничества, отсутствие взаимодействия. Опыт взаимодействия традиционных религий включает в себя такое понятие, как диалог и сотрудничество – это куда больше, чем толерантность».

Впрочем, вероятно, не все общественные деятели готовы разделить подобную точку зрения. В частности, не все согласны с отождествением толерантности и терпимости. Так, уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина разграничивает эти понятия: «разумеется, есть определенная традиция понимания слова «терпимость». Вплоть до середины ХХ века оно трактовалось, как пассивная позиция: терпеть – значит, наступать на себя, уступать кому-то. Слово «толерантность», хотя и используется как синоним «терпимости», несёт в себе другие смыслы. Толерантность – это активное социальное поведение, к которому человек приходит добровольно и сознательно».

Не может не беспокоить и то, что зачастую под толерантностью понимается откровенный нравственный нигилизм, полная индифферентность к различным порокам, религиозной истине, к тем ценностям, которые веками формировались народами нашей страны.

Таким образом, в современном российском обществе мы имеем дело с очень широким спектром понимания того, что такое толерантность. Далеко не все государственные, общественные и религиозные деятели едины в понимании этого ключевого для построения гражданского общества термина. Очевидно, что для того чтобы двигаться по пути гармоничного общественного развития, необходима серьезная общественная дискуссия относительно понимания этого термина и определения его границ. Коль скоро понятие «толерантность» включено в современный политический и общественный лексикон, его нужно наполнить вполне конкретным социально позитивным содержанием, как и многие другие базовые для общества понятия, такие как – свобода, любовь, мораль, ответственность. В противном случае мы рискуем столкнуться – а лучше сказать, уже столкнулись – с опасной подменой понятий, вследствие которой большинству может навязываться мнение меньшинства.

Необходимо провести четкую грань, которая отделяла бы толерантность как веротерпимость, уважение к мировоззренческому выбору другой личности, от толерантности, понимаемой как попустительство безнравственности, пороку и вседозволенности.

Поскольку понятие толерантность напрямую связано с пониманием свободы, хотелось бы сказать несколько слов о понимании свободы в христианстве. Это понимание основывается, в первую очередь, на словах апостола Павла где Дух Господень, там свобода (2 Кор. 3:17). Как сказано в документе «Основы учения Русской Православной Церкви о свободе, достоинстве и правах человека», принятом Архиерейским собором нашей Церкви в 2008 году, «свобода есть одно из проявлений образа Божия в человеческой природе. По словам святого Григория Нисского, «человек стал боговидным и блаженным, будучи почтен свободой (αὐτεξουσίῳ)» («Слово об усопших»). На этом основании в своей пастырской и духовнической практике Церковь бережно относится к внутреннему миру человека и его свободе выбора. Подчинение воли человека с помощью манипуляций или насилия некоему внешнему авторитету рассматривается как нарушение порядка, установленного Богом».

 
Страницы ( 1 из 2 ): 1 2Следующая »