14 октября состоялось закрытие XIII международного православного кинофестиваля «Покров». Было озвучено решение жюри, вручены главные премии и поощрительные призы.

С результатами фестиваля можно ознакомиться на сайте pokrovkino.com, где организаторы обещают в скором времени выложить ссылки на все фильмы, участвовавшие в конкурсе.  В кулуарах и за круглым столом кинематографисты и зрители обсуждали работы участников из шести стран. И, как выяснилось, картина выходит очень интересная. По мнению организаторов кинофестиваля и авторов этой статьи, на православном поле наблюдается острая нехватка хороших, качественно сделанных игровых фильмов. Поле это, образно говоря, вспахано недавно нашумевшими полнометражными фильмами христианской направленности («Остров», «Поп», «Адмирал» и даже «Левиафан»), но не засеяно хорошими короткометражными  работами молодых кинематографистов. Сегодня православное кино, к сожалению, ассоциируется в основном исключительно с документальными кадрами богослужений,  где обязательными атрибутами являются свечи, духовная музыка и различные изображения предметов культа. Не пора ли разговаривать с прихожанами на их языке? Может быть, открывать при храмах и монастырях больше творческих центров, где, в том числе, можно будет работать над документальными и игровыми фильмами? Или придумать гранты для молодых кинематографистов, которые хотели бы снимать духовное кино?

Какое именно кино сегодня востребовано – об этом мы поговорили с организаторами киевского международного кинофестиваля «Покров» – с генеральным директором протоиереем Александром Акуловым (АА) и программным директором Владиславом Робским (ВР).

— Как возникла идея фестиваля и почему фестиваль называется «Покров»?

ф-1АА: — У нас был творческий центр при Свято-Троицком Ионинском монастыре. Я пришел туда, когда был ещё журналистом, мы тогда делали радио- и телепередачи, занимались миссионерскими  проектами.

И в какой-то момент возникла идея фестиваля. Руководитель молодежного синодального отдела владыка Иона – тогда он был еще отец Иона – благословил нас. Вышли на Андрея  Леонидовича Деркача, он тогда тоже был депутатом – и нашли с его помощью финансовую поддержку кинофестиваля. Потому что без финансирования такие проекты просто не  выживут. В общем, история простая. Все сложилось само собой. А почему «Покров»? Чувствовалось, что это воля Божия. Богородица так все управляла, что как будто это не мы все делали. В итоге фестиваль проходит уже в 13-й раз, всегда осенью, на праздник Покрова Пресвятой Богородицы, и всегда при поддержке и активном участии зрителей.

 — В этом году темой кинофестиваля стали традиции святой горы Афон. С чем связан такой выбор?

ВР: — Это одна из главных тем фестиваля, но не единственная, то есть мы не пытались отобрать фильмы только о монашестве. В такой непростой период для нашей страны и отношений с ближайшими  соседями, когда идут военные действия, происходит какое-то разобщение – мысль об аскезе, о жертвенности показалась нам особенно актуальной. Ведь жертва каждого человека гораздо более ценна, чем какие-то общие популистские обещания и пустые слова. Здесь важно остановиться, трезво посмотреть  на реальность и искать в жизни подлинные ценности. На Афоне собраны кристаллы духовной традиции, духовной практики, которые дают пример всему христианскому миру. Люди приезжают туда один раз, второй, некоторые потом остаются навсегда. Я знаю один такой случай – когда баскетболист из NBA бросил свою спортивную карьеру и стал монахом. Послание с Афона сюда, на кинофестиваль, думаю, можно сформулировать так: для подвига нужно просто в каждую секунду жизни что-то  делать для ближнего, чем-то поделиться, в чем-то уступить.

 — Есть какие-то тенденции этого года по сравнению с предыдущими фестивалями?

Генеральный директор кинофестиваля протоиерей Александр Акулов

Генеральный директор кинофестиваля протоиерей Александр Акулов

АА: — В этом году меньше короткометражных фильмов и больше анимации. Очень мало игровых полнометражных фильмов. С чем это связано — не понятно. Видимо, меньше снимается  духовного кино. А из того, что снимается — не все можно смотреть и тем более показывать на кинофестивале. Мне приходится отсматривать много светских фильмов в том числе, и, к сожалению, приходится признать, что христианину смотреть это не рекомендуется. Хотя атмосфера у нас в этом смысле очень демократичная. Тот же владыка Иона – человек очень большого вкуса, и с ним легко можно обсуждать любые предложения. Мы можем показывать то, что на других православных фестивалях не покажут, по своим  причинам, где-то возможно странным. Если кино соответствует своим духовно-нравственным содержанием христианским основам, то, конечно, мы его покажем.

ВР: — Очень радует, что с каждым годом авторы фильмов молодеют. Видно, что какие-то глубокие вопросы веры, надежды и любви, которые мы пытаемся поднимать на нашем  кинофестивале, затрагивают все больше молодых авторов и выливаются в художественные произведения. В этом году, например, отмечен специальным призом мультфильм «Не звездочка» 12-летнего режиссера из России Екатерины Горностаевой. И еще был ряд мультфильмов, созданных в детских мультипликационных студиях.

 — Как вы отбираете фильмы на кинофестиваль?

АА: — Я раньше много ездил на кинофестивали за рубежом и в России, но сейчас перестал ездить, потому что болею душой после них. Часто фильм вроде хорошо сделан, красиво снят, но пуст, то есть он ни о чем. Поэтому сейчас я уже специально не ищу и не отсматриваю фильмы, чтобы вытащить их на наш фестиваль, то есть выбираю только из тех, кто присылает заявки. Это более 200 фильмов в 2015 году, но обычно их больше 300. Не хочется говорить о политике, но это взаимосвязано. Конечно, из России в этом году пришло меньше заявок. Но мы рады, что наши украинские кинематографисты начали снимать интересное духовное кино. В Минске сейчас есть интересный творческий центр,  который создал несколько интересных работ, и они были отмечены у нас премиями в этом году.

Программный директор кинофестиваля Владислав Робский

Программный директор кинофестиваля Владислав Робский

РВ: — Тем не менее, наш программный отдел все-таки старается следить за интересными картинами (в том числе в социальных сетях) и по мере сил искать их и приглашать на  кинофестиваль.

То есть отбор — дело не простое?

АА: — Отбор на фестиваль, конечно, проходит очень непросто. Была даже у меня идея убрать слово «православный» из названия нашего кинофестиваля, чтобы иметь возможность  приглашать больше светских фильмов духовной направленности. Не обязательно же, чтобы там были священники в кадре или околоцерковные  мотивы. Интересно следить за судьбой человека. Из наших советских фильмов, например, таким христианским по духу является, на мой взгляд, фильм «Мимино», а из зарубежных – «Форест Гамп». И в этом году я видел пару французских и американских фильмов, которые можно было бы позвать. В 2014 году у нас был, например, вне конкурса очень хороший  американский фильм – «God’s not Dead». Вне конкурса, потому что он протестантский.

 — Чем еще вы сейчас занимаетесь, есть ли какие-то творческие проекты?

АА: — Из нашего фестиваля в этом году возник первый кинофестиваль «Святой Владимир» – в Крыму. Это была наша идея, и мы ее осуществили вместе с генеральным директором  кинофестиваля. Я по политическим мотивам на сам кинофестиваль не смог поехать, но он успешно прошел, а мы все вместе помогли его организовать.

Мы также собираемся учредить кинопремию Владимира Великого. Надеемся, она примет более светский характер. Хотелось бы привозить и приглашать лучшие фильмы со всех мировых фестивалей, выбирать, конечно, наиболее соответствующие нашим взглядам на духовное кино, и награждать кинопремией.

— Какой совет вы дали бы молодым кинематографистам, которые хотят снимать духовное кино?

АА: — Любое христианское кино нужно делать с большой верой. Если ты веришь во Христа, то он тебе поможет, и ты все снимешь. Если этой веры нет, то либо бросишь на  полпути, либо снимешь что-то неудачное. На первом месте здесь не деньги, а желание послужить Христу, людям и Церкви. Если ты со Христом обсуждаешь внутренне свое кино,  то Он вложит тебе интересные мысли, людей приведет в помощь, денег даст – ровно столько, сколько нужно, а потом и вознаградит тебя. Но если на первом месте бюджет,  деньги или желание нажиться и прославиться, то православное кино не получится. Другое, может, и получится, но не православное. Начинать нужно с мысли, с идеи. Обсудить  все с духовником, со священником. Получить благословение и трудиться. Без благословения ничего не выйдет. Сколько я знаю таких «православных» фильмов, где авторы взяли  хорошую тему про какого-нибудь святого или какое-то важное событие из истории христианства, и все испортили. За годы фестиваля много таких фильмов приходилось  отсеивать при просмотре.

Еще одна важная тема – нужно как-то противостоять той лжи и передергиванию фактов, которые сейчас происходят в СМИ. Не хватает интересных, объективных телепередач,  сюжетов, фильмов. Ведь очень просто по всем каналам раструбить новость о том, что какой-то один священник пьяным сел за руль. Но есть 99% других священников. Нужно тогда 99 статей, фильмов и передач сделать о них. Вот этих материалов сейчас не хватает. Почти все священники – хорошие верующие люди, но про них никто ничего не  снимает. Нужно их искать и уговаривать рассказать свою историю. Если у нас в кино не будет примера честного, доброго, порядочного христианина, то и зритель о них не  узнает и не сможет брать с них пример. Человек идет в кино, чтобы увидеть сказку – то, что ему в его жизни пока недоступно, что тяжело постичь и понять. Об этом стоит  помнить, и стоит снимать такие фильмы.

Я всем сейчас говорю – убеждайте священников, чтобы они снимались, рассказывали свою историю. Но снимать это нужно красиво, необычно. Сейчас все снимают священников в  облачении, где-то в храме, и свечки все время в кадре. Нужно и вне церкви снимать, может быть, даже не всегда в духовной одежде, если батюшка где-то на рыбалке или в спортивном зале. Семью священника тоже важно показать, ходить несколько месяцев за ним с камерой и просто снимать, снимать. Люди все грешные, смертные – здесь ведь и конфликт и драматургия, самой жизнью  подсказанная. Не может быть все как-то ровненько, красивенько. Снимать нужно про изменение, про то каким человек был и каким стал, про то – каким хотел стать. Про  внутренний конфликт и борьбу. Это герои из Церкви, много страдавшие и прожившие. У нас в конкурсе в этом году были два таких документальных фильма — «Два Андрея» и  «Отец Герман». В последнем рассказана история человека, который был бандитом, сидел в тюрьме, а потом стал священником. Он нашел в себе силы рассказать об этом.

 

Олег Жирицкий,
Анастасия Галкина,
специально для сайта КазПДС